Тяжело в учении – легко в бою

Тяжело в учении - легко в бою

Мастера и ученики в некоторых школах восточных боевых искусств перед тренировкой употребляют крепкие напитки. Так, известный японский мастер каратэ-до Рояма Хацуо пишет, что во время его обучения учитель перед тренировкой и поединком частенько прикладывался к рюмке с водкой. Очень интересно, что украинские казаки перед тренировками с оружием или перед другими упражнениями, которые входили в учебный комплекс военного дела, также пили водку. Об этом А. Апостолов пишет так: «Встав утром и напившись, вместо чая, горилки, сечевики расходились по своим делам. Одни объезжали лошадей, другие стрелял в цель; ибо запорожцы были искуснейшими стрелками своего времени».

Мы не знаем наверняка, зачем сечевики это делали. Но можно смело говорить, что меткая стрельба в цель категорически противоречит представлениям современной науки о влиянии алкоголя на организм. Согласно проведенным исследованиям, он понижает физическую работоспособность, а также, что самое главное для данного случая, – концентрацию внимания, адекватность в принятии решений, точность и координацию движений.

Все это, как нетрудно понять, должно резко негативно сказываться на стрельбе, но казакам это ничуть не мешало – они одинаково метко поражали цель в любом умственно-физическом состоянии. Зачем же они тогда выпивали перед стрелковыми упражнениями? От скуки? Видимо, дело все же в другом.

Можно предположить, что алкоголь здесь играл определенную мобилизационную роль. Для профессионального воина в искусстве стрельбы жизненно важно приобрести абсолютного автоматизма в принятии решения, в дальнейших действиях, в соответствующих движениях. Все это проявляется в том или ином эпизоде реального боя, когда враг дает тебе на решения и действия какие-то секунды. Чтобы выработать эти автоматические навыки во время тренировки в подвыпившем состоянии, нужны куда большие, чем обычно, усилия для концентрации внимания и напряжения расслабленных алкоголем мышц.

Зато, когда казак добивался необходимой сноровки в условиях повышенных, по сути – искусственно усложненных психически-физических нагрузок, у него уже не было проблем в походах, когда он дрался трезвым, навыки срабатывали безупречно. Это подобно тому, как современный спортсмен с трудом бегает на тренировках со свинцовым поясом, а затем на официальных соревнованиях как сущий пустяк преодолевает дистанцию. Словом, как говорил Суворов: «Тяжело в учении – легко в бою».

Определенную аналогию всему сказанному можно найти в прошлых региональных системах  украинских боевых искусств. Здесь случалась методика обучения, одно из названий которого – «деревянное тело». Учащиеся в течение нескольких дней приходили на занятия подвыпившими и в таком состоянии отрабатывали различные удары, пока хмель не выходил из тела. Результаты оценивались на следующий день – ребята чувствовали, какие мышцы болят больше, где растянуты сухожилия и т.д., и с этого делались выводы относительно допущенных вчера ошибок.

Суть здесь в том, что пьяный человек теряет четкое ощущение своего тела, плохо контролирует движения и, как говорится, отпускает тормоза: больше стремится к результату, чем к поиску целесообразных путей его достижения (по принципу – «Мне бы ударить, а как именно я это сделаю, это мне безразлично »). Одним словом, сплошной бардак, никакой тебе системы, метода, рациональности. А мышцы, болью на следующий день, как раз и подсказывают, как надо рационализировать процесс подготовки бойца, как правильно координировать удары.

Учитывая сказанное можно предполагать, что во время тренировочных стрелковых упражнений алкоголь помогал казакам выявлять недостатки в координации тела, в глазомере, в выработке навыков молниеносно и автоматически прицеливаться.

Учащиеся школ украинских боевых искусств порой специально пили водку, чтобы научиться без особых последствий падать на землю или пол, так же, как говорится в народе, расслабленнму алкоголем человеку сам Бог «пидстелюе», чтобы не ушибся.

«Это как я был подростком, ходили мы с братом к дяде учиться драться. Вуйко покажет, чем бить, как бить, куда бить, как защищаться от битунив (ударов). Как [отступить] в сторону, чтобы нападающий пролетел вперед, как схватить и бросить, а [еще] мы уже сами – лесом идем, по листьям бьем, зимой черта из снега вылепим (он говорил, чтобы только черта для битья лепили) и его бьем. Таким было наше обучение.

А вот однажды приходим, а дядя выходит к нам чуть пьяным и говорит: «Будем с вас сикливисть (боязливость) выбивать и укреплять ваш дух». Мы думаем: «Пьяный! Может, бить будет?» А нет, он заставил нас его бить и бросать. Били везде, только в морду и между ног не били. Бросали сначала легонько, а потом как получили от дяди в грудь, то уже не жалели. Примерно через 15 минут это все закончилось. Потом дядя говорил: «В драке вы должны быть как пьяный человек. Как пьяный, а не пьяный, тогда не будет страха перед тем, что можешь получить сильный удар или больно упасть».

Имитация пьяного состояния ныне встречается в некоторых направлениях боевых искусств россиян, например, в Тверской «рожице»: Особое в технике – это, прежде всего, «пьяность». На фоне общего расслабления и особого психофизического состояния, боец двигается движениями подвыпившего человека. Движения выглядят разбалансированными, неуправляемыми, чередуются хлёсткие всплески с медлительными покачиваниями. В это время в теле появляется ощущение приятной зудящей подобранности, наподобие того, что должно чувствовать пиво во время интенсивного брожения.

В китайском ушу существует стиль «цзуй-цюань» («пьяный кулак», «кулак пьяного»), который исповедуют многие школы. Бойцы этого стиля имитируют движения пьяного человека, на этой имитации даже построены вся техника и комплекс психофизических упражнений. В Украине таких школ не было, а вот некоторые практики, подобные тем, которые встречаются в «цзуй-цюань», таки имели место.

У многих народов мира алкогольные напитки порой принимались после тяжелых и напряженных тренировок и соревнований. Так, в Швейцарии во время соревнований по традиционным видам борьбы, как германо-швейцарская «швинген» и франко-швейцарские «la lutte suisse libre» и «la lutte ou саlecon», для телесного расслабления борцам в прошлом (а может, и теперь также) давали выпить между раундами и после столкновения вина. В некоторых школах традиционных вьетнамских боевых искусств «во дао» алкогольные напитки после тренировки давали даже детям, поскольку считалось, «что после тяжелых упражнений обязательно нужно расслабить дух и тело».

Такой обычай встречался и среди украинцев: «Как было очень много тяжелой работы, то и сами пили и детям давали. Сами пили самогон, вино, а детям давали только слабое, порой разбавленное водой вино. Для дыхания пили и после сельских соревнований по борьбе, которые до войны проводились у нас зимой и летом».

Интересный обычай наблюдался прежде в некоторых селах Северной Буковины. Там водка была обязательным элементом одного из приемов соревновательно-боевой магии, с помощью которого пытались повлиять на физическое состояние соперника: «За день или несколько часов до борьбы одна из женщин, близких борцу, выслеживала его соперника и лила на его след водку, произнося при этом: “Чтоб твои ноги при борьбе с таким-то (называлось имя) были пьяными, а голова не знала, что делать”. Мы верили, что после таких действий соперник во время борьбы будет едва стоять на ногах, и победить его будет очень легко. А лила только женщина, потому что в народе говорят, что как женщина наливает в рюмку, то мужчина вдвое скорей пьянеет, чем тогда, когда наливает мужчина мужчине».

Похожий прием применяли и сторонники исландской борьбы «глима» – на след соперника они наносили особый магический знак с негативной энергетикой. С помощью других знаков исландские мастера стремились повлиять (теперь уже, конечно, положительно) на свои собственные борцовские качества. Для победы в соревнованиях использовалась особая магия под названием Glimagaldur. Один из ее приемов – рисование магического символа Gapaldur под правой пяткой и символа Ginfaxi – под большим пальцем левой ноги борца.

Некоторые скажут, что предложенный материал является не очень уместным в нынешних условиях распространения во всем мире алкоголизма. Автор, мол, пропагандирует «возлияния», широко применяя примеры из казацкого прошлого. Это не так. Широкое применение крепких напитков бойцами есть объективный факт, поэтому, игнорируя его, мы, по сути, обедняем и искажаем реальное историческое прошлое.

В далекой древности, когда формировались украинские боевые искусства, такой проблемы, как алкоголизм, не было вообще. А еще недавно в Украине алкоголики, особенно в селах, считались «паршивыми овцами» и подвергались всеобщему осуждению.

Алкоголизм – это массовая социальная болезнь современной эпохи, болезнь людей с обедненным духом, не занятых настоящим общественно-полезным делом. Такие люди доберутся до самогона и без «поощрений» с чьей-либо стороны. А если вы сохранили свой дух и стремитесь укрепить его (в том числе и через физические упражнения), то вам это сообщение нисколько не повредит.

Наоборот – вы найдете в нем описания тех методов, средств и практик, с помощью которых наши предки достигали высочайшего профессионализма в своих ратных и других подвигах. Итак: читайте, исследуйте, берите на вооружение то, что вам угодно.

Источник

One thought on “Тяжело в учении – легко в бою

  1. Одначе ж прикметно, що за пиття під час походу козаки відразу пускали винному кулю в лоба; причому незалежно від його чину. Понад те: застреленого за пиття у поході лишали серед шляху мов яке падло – без поховання (в уявленні козаків дуже страшна кара, коли згадати про їхню побожність).
    Це показує, що козаки дуже добре усвідомлювали “побічний ефект” пиття; так що, либонь, має раццію автор статті, свідчачи, що пиття мало в козаків певнийпрктичний аспект.
    Рищикну дещо доповнити з приводу ефектувипивання перед тренуванням: воно притлумлвало, гадаю, розум і здооровий глузд, який у бою (а найпаче ж – в екстремальній обстановці) яквідомо, є не просто зовсім зайвим, а й одверто поміхою. Тому козаки вчилися обходитися без нього (глузду)) ) – до певної міри, звісно. Бо ж насправді, здоровий глузд – це не що інше, як голий матеріалістичний раціоналізм, який ладен заперечувати все і вся, що здається неможлививм – наприклад, що ти не зможеш ударарити так і так; або проробити таке і таке. А воїнові саме цього ж і треба.
    З тілом – так само: легке сп*яніння до певної міри, мабуть, вивільняло умовні рефлекси. А що частина свідомості людини все ж дишалася “включеною”, то саме за її допомогою воїн і керував тілом – але вже не через “раціональні посили”, а намагаючись іти за “природнім покликом” тіла, який регулював нюанси рухів.

    Втім, однією із проблем запорозьких козаків було саме те, що вони почали спиватися, як вважають. Це сталося десь після доби Мазепи. Цьому сильно сприяло масове відкривання шинків спершу євреями-орендарями в часи Сигізмунда ІІІ-го, а згодом – Російськими окупантами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *